Рабур. Цензура



Гулял сегодня в парке - обычный муниципальный парк в московском микрорайоне. Гуляю, значит. Ну и снег такой пушистый, белый такой, что захотелось мне пописАть (пальцем я писал, а то выяснилось, игра слов не всем ясна). Сделать надпись в смысле. Ну что-то типа "здесь был Коля", "Саша любит Машу"... Ну закончил я свое дело, а метрах в двадцати из будки выходит охранник (в этом парке много таких будок и много охранников), дядька лет шестидесяти - машет мне, что-то кричит. Подхожу, спрашиваю, в чем, мол, дело. Говорит, "че ты там написал?", но не интересуется, а с недовольным видом спрашивает. Ну я ему сказал, что не его дело. Завязалась небольшая словесная перебранка, из которой я узнал, что интересует его моральная составляющая - "тут знаешь чего пишут, и матом бывает", а проверка надписей на снегу на предмет приличности не его личная инициатива, а приказ администрации. В общем он в итоге пошел проверять, что же за загадочную надпись я оставил, а я пошел дальше.


Сначала хотел гневный пост написать, что цензура в государстве уже такие комичные формы принимает. А сейчас думаю, ну что такого? Охранник там какой-то в парке - это еще не государство. Да и кого, собственно винить? Ну охранники же нужны? Нужны. Потом, это мне хорошо, а он на старости лет в будке своей зад морозит, а дома, может, "трое детей, девочки: два года, пять лет и девять лет. И жена, у которой парализованы ноги". Неприличные надписи плохо? Плохо. Инициатива эта не охранника, опять же, а от начальства, а начальство тоже чего-то боится - а ну как начнут не только матерные надписи на снегу писать, но и политические... Ну как бы вот и ничего такого, мелкий инцидент, а все-таки что-то не так, мне кажется.